2.8. Современные тенденции в развитии теории экономического анализа

Чернов В.А., к.э.н., доцент кафедры экономики и финансов
Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н. А. Добролюбова

Первые книги по теории экономического анализа появились в 70-х годах прошлого века. С тех пор теория анализа претерпела существенные изменения. В 90-х годах учебники переиздавались с ориентацией на рыночную экономику. И уже в середине 90-х теория экономического анализа в России отвечала всем требованиям рынка, она ориентирована на оценку и повышение конкурентоспособности, оценку рыночной среды, рыночной устойчивости организации и т. д.

Читателям наиболее распространённых учебников по теории экономического анализа{ Баканов М.И., Шеремет А.Д. Теория экономического анализа: Учебник. – 4-е изд., доп. и перераб. М.: Финансы и статистика, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001, 2002} известно, что для успешного управления хозяйственными структурами, обеспечения стабильного стратегического развития, адекватного и эффективного моделирования экономических процессов, верного прогнозирования необходимы глубокие знания рассматриваемых процессов и явлений. Использование в исследовании узкого круга чисто экономических, математических методов и формулировок ограничивает изучение предмета лишь поверхностным, схематичным, формальным рассмотрением без достаточного учёта существа хозяйственных процессов и явлений, их взаимосвязей, причин и следствий, а затем и перспектив, слагающихся из следствий и закономерностей развития экономической системы. «…Средний человек, даже из числа наиболее смышлёных, уделяет всё свое внимание внешним показателям, внешним формам, и, будучи лишён способности проникновения заранее в сущность вещей, весьма способен к неправильным суждениям обо всей ситуации и обнаруживает свои ошибки, когда уже слишком поздно»{ Письмо 26 М. –Синнетту. Письма Махатм. – Самара, 1993. - С. 127}.

Для реального достаточно глубокого понимания существа социально-экономических процессов и явлений необходимы знания внутренних и внешних законов функционирования изучаемых объектов и, в частности – экономических законов. Иначе говоря, чтобы видеть причины, перспективы и возможности в собственном бизнесе, предпринимателю необходимо научиться «смотреть в корень» процессов управляемого объекта и его взаимодействия со средой. Чем глубже видны причины и постигнуты законы экономических отношений, тем больше возможностей имеет субъект в улучшении, облагораживании и т. п. таких отношений. А этому, как известно, учит философия. Именно в философии сформулированы наиболее общие законы, лежащие в процессах познания и основах социально-экономического развития.

Этим объясняется востребованность философии и основной научной её части – диалектики в качестве методологической основы для различного рода исследований. И экономический анализ как наука, не является в этом смысле исключением для исследователя. Более того, «анализ» в единстве с «синтезом» – известные понятия диалектики. Они являются инструментом диалектической логики, научного познания. Рассматривая диалектический метод познания как инструмент науки и, преследуя цель повышения научной обоснованности управленческих решений, мы приходим к выводу о том, что в основе научного экономического мышления лежит философское мышление.

Простейшим примером диалектического рассмотрения коммерческого вопроса является ситуация со спросом, ценами и объёмами производства. Формальное логическое заключение указывает на то, что если растёт цена на продукцию предприятия, то увеличится и размер прибыли, и наоборот. Однако на практике, как известно, это происходит не всегда. И для ответа на вопрос, в каких случаях повышение цены увеличивает прибыль, а в каких уменьшает – нужно данную ситуацию рассмотреть во взаимосвязи со спросом, другими переменными и противоположными воздействиями, то есть в контексте обстоятельств, места и времени, что уже относится к диалектической логике. Такая логика позволяет утверждать, что при высоком платежеспособном спросе на товар увеличение цены действительно приведёт к росту прибыли, а при низком наиболее вероятно снижение финансового результата. И напротив, снижение цены в пределах критической точки безубыточности обусловливает увеличение массы прибыли за счёт повышения платежеспособного спроса, несмотря на снижение рентабельности продаж при достаточно высокой эластичности спроса от цены и т. д.

При экономико-математическом моделировании в условиях неопределённости и риска весьма применимы и такие категории диалектики, как необходимость (закономерность) и случайность. Ведь случайными называют события, закономерность появления которых не очевидна. Случайные связи и процессы в экономическом анализе называют стохастическими. Они носят неустойчивый характер, менее поддаются расчётам, анализу, прогнозированию, управлению, то есть непосредственно связаны с неопределённостью. Следовательно, чем глубже познан объект и выявлены обусловливающие его причины, связи, закономерности, тем менее случайным и неопределённым становится изучаемый процесс и тем больше он поддается измерению, расчётам, прогнозированию и управлению. Таким образом, диалектические методы познания, изучения предмета и объекта исследования повышают уровень управляемости экономических объектов, снижают риск, повышают эффективность управления, обеспечивают научную обоснованность результатов аналитической работы.

С целью достижения успеха рассмотрение и адекватное влияние на происходящие в бизнесе процессы требуют диалектического подхода. И чем сложнее, рискованнее и неопределённее анализируемые процессы, тем в большей мере они нуждаются в диалектическом осмыслении, то есть во взаимосвязи, непрерывном изменении….

Практическое значение диалектики в бизнесе всё больше начинает осознаваться опытными бизнесменами, исследователями и консультантами в бизнесе, чтобы определить, «что можно и нужно (а чего нельзя и не нужно) делать менеджерам и предпринимателям для того, чтобы деятельность их компаний была успешной и эффективной»{ Альтшулер И. Г., Городнов А. Г. Диалектика бизнеса. Ситуации, суждения, парадоксы. Н. Новгород: ДЕКОМ, 2002.}.

Игнорирование основных принципов диалектики в теоретических изложениях приводит к непониманию основных понятий – закон, закономерность, тенденция и их комплексное рассмотрение. В результате при описании концепции теории экономического анализа в учебной литературе путают основные понятия, появляются высказывания типа: «Законы диалектики органично вписываются в теорию цикла»{ Любушин Н. П., Лещёва В. Б., Сучков Е. А. Теория экономического анализа: Учебно-методический комплекс / Под ред. проф. Н. П. Любушина. М.: Юристъ, 2002. С. 36.}. Принятие данного утверждения за истину означает, что «теория цикла» более общее понятие, чем законы диалектики. При всём уважении к авторам этого ошибочного утверждения, всё же вспоминается высказывание классика: «…но истина дороже». Если бы авторы утверждения о циклах и диалектике знали, что такое диалектика, а ведь это философское учение о всеобщих связях, о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления; научный метод изучения природы и общества в их развитии путем вскрытия внутренних противоречий, единства и взаимодействия противоположностей; они бы знали и то, что закон циклического развития, как один из общих законов, является предметом изучения диалектики, а не диалектика «вписывается в теорию цикла». Циклы, при их рассмотрении в трёхмерном пространстве, принимают форму «спирали» диалектического развития, в которой завершение цикла возвращает процесс в исходную точку, но на более высоком уровне. Причём диалектика, в отличие от «теории цикла», изучает не только закон циклического развития и «законы функционирования систем, понимание которых необходимо для учёта динамики циклического развития», но и другие всеобщие законы развития, при этом не исключая и закон циклического развития. В этом главное преимущество диалектики перед «теорией цикла» в качестве методологической базы.

Быть может мы слишком придирчивы в своём замечании, а высказывание о «вписывании» диалектики в теорию цикла случайное недоразумение (опечатка), неточное выражение мысли, мелочь, которая не имеет значения в «концепции» анализа этих авторов, в практике анализа и поэтому не заслуживает внимания? При дальнейшем рассмотрении, к сожалению, оказывается, что это не так, и данное заблуждение становится основой всей теории экономического анализа в ошибочном понимании. «Именно в этом направлении и будет развиваться в дальнейшем теория экономического анализа» в учебно-методическом комплексе (далее УМК) под ред. Н. П. Любушина.

Продолжением того же игнорирования диалектических методов познания, отсутствия ясного представления о законах, закономерностях, тенденциях, причинах и следствиях, взаимосвязи явлений рождается «вывод»: «теория экономического анализа как наука представляет собой систему специальных знаний, базирующихся на законах развития и функционирования систем, направленную на познание методологии оценки, диагностики и прогнозирования деятельности предприятия»{ Любушин Н. П., Лещёва В. Б., Сучков Е. А. Теория экономического анализа: Учебно-методический комплекс / Под ред. проф. Н. П. Любушина. М.: Юристъ, 2002. С. 33}. О каких законах развития идет речь в данной «теории»? По заявлениям авторов, круг законов, на которых якобы базируется теория экономического анализа, состоит из следующих «законов»: «закон циклического развития; закон убывающей эффективности эволюционного совершенствования систем; закон перехода к малооперационным системам; закон возрастания необходимого разнообразия и сложности систем»{ Там же, с. 35; 60}.

Прошу прощения, такая трактовка основ экономического анализа одностороння и тенденциозна. Надуманными рамками она совершенно противоестественно ограничивает принцип адекватности происходящим процессам, сужает направления и возможности анализа. К тому же диагностика рассматривается авторами как факторный анализ { Там же, с. 72}, что на самом деле не равнозначно. Далеко не всегда диагностика означает проведение факторного анализа, не во всех случаях она связана с расчётом влияния факторов.

В результате отсутствия ясного представления о взаимодействиях и взаимосвязях в бизнесе у авторов УМК по их словам также «…возникает проблема совмещения таких, казалось бы, несовместимых характеристик системы, как упорядоченность и сложность, разнообразие и эффективность» { Там же, с. 57}. Только вот непонятно, в чём тут проблема и почему авторам «казалось» что банально взаимодействующие, традиционно совмещаемые и оцениваемые в анализе сочетания несовместимы.

В УМК дается и такое определение: «Метод анализа – аналитический аппарат, служащий для количественной характеристики экономических процессов» { Там же, с. 24}. Тут следует обратить внимание на то, что характеристики в анализе не всегда могут быть количественными, ведь существуют эвристические методы, включая методы экспертных оценок, имитационное моделирование, нечёткие множества с лингвистическими переменными, оперирующие не только количественными, но и качественными характеристиками. К тому же методы – это не только характеристики, но и приёмы исследования, подход к изучению объекта.

Исторический опыт экономического анализа показывает, что данное заблуждение не единственно. Не только в представлении соавторов УМК под редакцией уважаемого Н. П. Любушина, но среди других сторонников математической экономики нередко имел место вульгарный аргумент, выражающийся в том, что математика нужна экономическому анализу, поскольку последний часто имеет дело с количественными характеристиками, т. е. с цифрами. Вот как комментирует это доктор физико-математических наук, профессор Н. Н. Моисеев, более 25 занимавшийся математическим моделированием в области экономики: «Многие думают, что математика – это наука, оперирующая числами. Очень немногие понимают, что математика – это также и ЯЗЫК формального описания, это принципы и методы исследования, использующие возможности формально-логических построений, а число – чисто количественные категории – лишь одна из многих областей, где математика проявляет своё могущество. Математика как особая культура мышления, как естественная составляющая общенаучной культуры, необходимая любым наукам» { Моисеев Н. Н. Математика ставит эксперимент. – М.: Наука. Физматлит., 1979. С. 144}. Опираясь на практику экономического анализа, использование в нём приёмов исследования, подходов к изучению объекта, мы приходим к пониманию ошибочности представлений о методах анализа, включая математические, лишь как аппарате, служащем для количественной характеристики экономических процессов. Не исключено, что игнорирование приёмов исследования, существующих подходов к изучению экономического объекта и привело авторов УМК к заблуждению о «количественных характеристиках экономических процессов в окрестностях S-образной кривой жизненного цикла».

Пожелаем сторонникам создания директивных догм в виде обозначенного «круга законов» уделить внимание изучению основного принципа экономического анализа – комплексности, знание которого позволило бы избежать ошибок одностороннего рассмотрения хозяйственных процессов с выделением в них лишь «цикличности развития, являющейся отражением действия ряда законов развития и функционирования систем».

Авторы УМК заявляют о том, что в их работе изложены не только традиционные вопросы, изучаемые в соответствии с Государственным образовательным стандартом по экономическому анализу, но и вопросы, понимание которых необходимо для учёта динамики циклического развития { Любушин Н. П., Лещёва В. Б.. Дьякова В. Г. Анализ финансово-экономической деятельности предприятия: Учебное пособие для вузов / Под ред. проф. Н. П. Любушина. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. С. 3}, и о том, что в методах, приёмах и способах экономического анализа цикличность развития не находит отражения. Заранее оговоримся, что «вопросы, понимание которых необходимо для учёта динамики циклического развития» в соответствии с Государственным образовательным стандартом неслучайно изучаются в других, смежных дисциплинах и в предшествующих курсах, о чём будет сказано позже.

Общеизвестно, что теория циклично-генетического прогнозирования с «большими циклами конъюнктуры» была создана ещё в 20-х годах XX в. Н. Д. Кондратьевым { Кондратьев Н. Д., Опарин Д. И. Большие циклы конъюнктуры. Доклады и их обсуждение в институте экономики. – М.: Институт экономики, 1928}. Теория экономического роста и циклического развития разработана Дж. М. Кейнсом и его последователями { Классики кейнсианства: В 2-х т. К теории экономической динамики / Р. Харрод. Экономические циклы и национальный доход. Ч I-II. / Э Хансен. М.: Экономика, 1997}. Для российских учёных в области экономического анализа это далеко не новость. О каких методах, приёмах и способах экономического анализа, где цикличность развития по не находит отражения, говорится в УМК под ред. Н. П. Любушина? Возьмём, к примеру, известный учебник по теории экономического анализа { Баканов М. И., Шеремет А. Д. Теория экономического анализа: Учебник. – 4-е изд., доп. и перераб. М.: Финансы и статистика, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001, 2002.}, в котором не только говорится о законе циклического развития, но и в отличие от «критиков» классической теории анализа циклы используются практически. Циклическая закономерность в классическом анализе выявляется и изучается там, где она имеет реальное проявление и где применение теории циклов адекватно реально происходящим процессам. Участки S-образной кривой циклического развития находят адекватное отражение в динамических рядах. Развитие цикла при его проявлении практически обнаруживается в анализе динамических рядов, корреляционно-регрессионном анализе, трендовых прогнозах, эвристических методах, графических и других широко известных методах анализа. Читателям учебников М. И. Баканова и А. Д. Шеремета по экономическому анализу также известно, что для определения цикла используют экстраполяционные методы, в которых с целью выявления закономерностей развития в текущем периоде прошлые данные выстраивают в виде временных рядов, с тем чтобы обнаружить тренды, циклы и случайные колебания. Причём с помощью тренда определяют основную тенденцию динамики показателя, очищенную от случайных влияний и индивидуальных особенностей отдельных периодов. В качестве одного из объектов анализа конъюнктуры рынка во все времена традиционно рассматривается положение рынка в определённой точке экономического или сезонного цикла. Одной из задач анализа конъюнктуры рынка является оценка и анализ вариаций, сезонности и цикличности развития рынка. Можно привести и множество других традиционных для анализа примеров. В общем, всюду, где это уместно, в экономическом анализе учитывается цикличность развития. Вот только «авторам» нового учебника по теории анализа { Любушин Н. П., Лещёва В. Б., Сучков Е. А. Теория экономического анализа: Учебно-методический комплекс / Под ред. проф. Н. П. Любушина. –М.: Юристъ, 2002.}, претендующим на уникальность в данном вопросе, это почему-то, к сожалению, неизвестно. Искренне готов помочь уважаемому Н.П. Любушину и соавторам в изучении традиционных и экономико-математических методов анализа, об отсутствии которых они заявили.

Дальнейшее рассмотрение теории экономического анализа под ред. Н.П. Любушина тоже вызывает сочувствие неудовлетворённым амбициям. Досадно, что их учебник с оригинальным дизайном, отличным оформлением, отличается слабой, односторонней проработкой материала. При этом материал изложен непоследовательно. Различные типы задач разбросаны хаотично в этой книге. В разделе 1.3 «Этапы формирования экономического анализа» (с. 28-33) мы не находим этапов формирования экономического анализа, а обнаруживаем перечисления фамилий известных авторов в области политэкономии, макроэкономики, математики, а также директиву об S-образных кривых. «Именно в этом направлении и будет развиваться в дальнейшем теория экономического анализа» (с. 30-31) «в виде так называемых S-образных кривых».

Методики анализа в УМК под. ред. Н. П. Любушина, особенно с математическим и экономико-статистическим уклонами, далеки от адекватного применения в практике бизнеса. Те из методов в данной книге, которые могут быть применены в экономическом анализе, разработаны другими авторами задолго до появления УМК под ред. Н. П. Любушина. Причём в других учебниках и пособиях они изложены более квалифицированно, рациональнее и доступнее для понимания студентов. В отличие от известных методов анализа в работах Н. П. Любушина, В. Б. Лещёвой и Е. А. Сучкова теория циклов лишь декларируется без примеров практических расчётов и применения. О циклах в учебниках этих авторов сказано не более того, что изучено студентами в предыдущих курсах из учебников по экономической теории, макроэкономике и т. п. в соответствии с Государственным образовательным стандартом по этим дисциплины. Причём вопросы циклического развития применительно к экономике там изложены в более полной и корректной форме, чем у Любушина и соавторов. Связь циклов с методами анализа практически не раскрыта указанными авторами и не проиллюстрирована.

Не хочется огорчать сторонников «вопросов, понимание которых необходимо для учёта динамики циклического развития», быть может, их утешит то, что объективно и наиболее адекватно во всей полноте реальных процессов закон циклического развития и другие законы учитываются в комплексном экономическом анализе { Наиболее известны в применении комплексного подхода в экономическом анализе работы авторов: М. И. Баканов и А. Д. Шеремет}, который предполагает системное исследование экономики организации как единой совокупности взаимосвязанных взаимодействующих элементов. Систематизация элементов проводится на основе изучения их взаимосвязи и взаимообусловленности, т. е. рассмотрения отдельных подразделений организации, направлений анализа, показателей, факторов, тенденций, законов и закономерностей, комплексное выявление резервов по отдельным и общим показателям деятельности организации. В этом преимущество диалектического подхода в изучении экономики. Комплексное, системное исследование позволяет построить приблизительную модель изучаемого объекта, определить его главные компоненты, функции, соподчинённость элементов системы, раскрыть логико-методологическую схему анализа, которая соответствует совокупности внутренних связей изучаемого процесса или явления, а не только закономерности в виде S-образной кривой циклического развития.

Думаю, читатель согласится с тем, что анализ не следует проводить «вообще», он должен преследовать определённую цель. Последовательность проведения экономического анализа нужно формировать исходя из конкретных потребностей рассматриваемой организации в каждом конкретном случае, применительно к её условиям, месту и времени, а не из «догмы» об S-образной кривой.

Квалифицированные авторы экономического анализа, базируясь на диалектическом методе познания хозяйственных процессов, исходят из того, что все явления и процессы необходимо рассматривать во взаимосвязи, взаимозависимости и взаимообусловленности, в причинно-следственном соподчинённости, в постоянном движении и развитии. Поэтому при проведении анализа хозяйственной деятельности на практике компетентные специалисты знают, что на развитие хозяйственных процессов влияет не только закономерность жизненного цикла, но и множество других объективных и субъективных, управляемых и неуправляемых, внутренних и внешних факторов, законов, зачастую оказывающих в совокупности большее воздействие на бизнес-процессы, чем тенденция развития по S-образной кривой.

Для получения результатов анализа, наиболее адекватных реальным процессам, факторы разделяют по группам: определяющие и неопределяющие, основные и вспомогательные, существенные и несущественные, типичные и случайные для каждого рассматриваемого случая, обстоятельств, места и времени. Установить воздействие всех факторов крайне сложно и практически не всегда необходимо. Поэтому изучение неопределяющих, несущественных для данного конкретного случая факторов ведётся, если потребуется, во вторую очередь.

Раскрыть и понять основные причины, оказывающие влияние на хозяйственный результат, будь то закон циклического развития или другие законы или типы воздействий, выяснить их действие и взаимодействие – значит разобраться в особенностях хозяйственной деятельности анализируемого объекта. В процессе анализа также измеряется степень (сила) действия вскрываемых, основных факторов с их количественной характеристикой. Это делает анализ точным, а выводы обоснованными. В этом случае циклическая закономерность рассматривается в роли одного из факторов, сила воздействия которого зависит от взаимодействия с другими факторами, законами.

В результате воздействия множества факторов, зачастую оказывающих большее влияние на бизнес-процессы, чем тенденция развития по S-образной кривой, кривая жизненного цикла существенно изменяет своё направление. На определённых стадиях наметившаяся закономерность проходит точки бифуркации, в которых система непредсказуемым способом выбирает один из возможных путей дальнейшей эволюции. И умозрительные представления о циклах и S-образной кривой становятся далёкими от действительности.

Известна история XX в. о том, как американские электронные корпорации решили, что радио – это товар с естественным жизненным циклом, который находится на стадии спада. В результате инвестиции в радиопромышленность резко сократились, производство радио хронически страдало от недостатка капитала, технологий, управленческих талантов и в конечном итоге «благополучно» закончило свою «естественную» жизнь. В свою очередь, японцы, забыв о заповедях «жизненного цикла», постарались найти место радио в новом мире и решили, что оно может стать основой товаров для «аудио» развлечений. В результате было создано множество комбинированных товаров всемирно известными японскими фирмами с включением элемента «радио» – магнитолы, музыкальные центры, тюнеры, карманные радиоприёмники и т. д. В данном случае одностороннему рассмотрению одного из факторов – кривой жизненного цикла – японцы предпочли комплексный подход, который является основным принципом экономического анализа, основанного на диалектическом методе познания. Ведь под анализом понимают способ познания объекта, основанный на разделении целого на составные части и изучении их во взаимосвязи, взаимозависимости, взаимообусловленности, соподчинённости. Поэтому диалектический метод познания в экономическом анализе ориентирует читателя не на пристрастие к той или иной политэкономической школе, не на навязчивый стереотип или «директиву», а на комплексный учёт всех методов, факторов и условий в их взаимодействии и развитии, исходя из реальных условий, обстоятельств, места и времени.

Этим объясняется и то, что авторы зарубежных, всемирно известных учебников по экономическому анализу, где не было «командно-административной системы», как и многие современные отечественные авторы не злоупотребляют теоретизированием на «участках кривой жизненного цикла» в методах анализа, а учитывают закон циклического развития более беспристрастно, адекватно происходящим процессам в комплексе с другими законами и факторами.

Было бы просто, если бы проблемы прогнозирования можно было решить теорией циклично-генетического прогнозирования. Использование циклической закономерности в прогнозах относится к экстраполяционным методам, которые основываются на математико-статистических методах обработки прошлых данных и на их проекции в будущее. Известно, что предпосылкой получения надёжных результатов экстраполяции служат, прежде всего, стабильность условий, или непрерывность развития, и достаточные объём и качество сведений о прошлом. Практика рыночных отношений далеко не всегда обеспечивает такие предпосылки, поэтому возникают определённые ограничения в использовании циклических прогнозов. Реальные условия в рыночной экономике оказываются намного сложнее S-образной кривой. Как же реально сочетается S-образная кривая, реализующая закон циклического развития, с множеством других реальных законов, процессов, условий, факторов в методах анализа?

Многолетний опыт рыночных отношений показывает, что далеко не всегда развитие системы всецело определяется предполагаемой кривой жизненного цикла, нельзя прогнозируемую стратегию слишком тесно привязывать к модели жизненного цикла. Длительность цикла в отдельно взятой организации в условиях рыночной неопределённости рассчитать чрезвычайно трудно. Можно вывести формулу цикла и отразить его графически, но для построения полезных прогнозов необходимо, чтобы этот цикл действительно соответствовал реально развивающимся процессам. Чтобы обеспечить такое соответствие (хотя бы приближённо), необходимо выявить и измерить множество факторов, определить которые зачастую бывает невозможно из-за недостатка информации (если фирма не является полным монополистом). Например, руководство организации в результате статистических исследований может определить доходы и спрос населения на товар, относящийся к тому или иному виду инвестирования. Но оно не может знать, как будет расширяться рынок по данному виду товаров, как будет расти предложение этого товара и сколько появится конкурентов, по каким ценам они способны предлагать аналогичный товар, будут ли предлагаться и в каком количестве товары-заменители, сопутствующие товары т. д., как будут меняться цены на рынке вообще, как будут меняться доходы покупателей этой продукции и многое другое. Без такой информации невозможно вывести функцию, адекватную реальным макро- и микропроцессам, от которых зависит развитие цикла. Но даже при наличии этой информации в рыночной экономике решающими могут оказаться такие факторы, о воздействии которых в процессе прогноза предприниматель и не подозревал, не вспоминал о них. Поэтому очень часто жизнь товара на рынке не укладывается в рамки известной кривой, и расчёты прогнозируемых циклов в подобных ситуациях оказываются иллюзией.

Более того, практика многих организаций показывает, что в реальных условиях они испытывают не только недостаток информации для построения функции, адекватно отражающей жизненный цикл, но отсутствие проявлений циклического характера в динамике их развития, поскольку циклическая закономерность поглощается множеством других факторов разносторонней направленности, возмущений, оказывающих более сильное, решающее воздействие на реальные процессы, чем циклический характер развития. И поэтому эти решающие факторы подлежат анализу в первую очередь, в отличие от циклических изменений, блокированных другими внешними и внутренними факторами.

В соответствии с диалектическим методом познания, который положен в основу экономического анализа, комплексный экономический анализ предполагает не одностороннее рассмотрение какого-либо закона, вырванного из контекста других законов, а всестороннее изучение явлений и процессов. Построение динамического ряда в текущем анализе и построение трендов в перспективном анализе, используемого в большинстве направлений и тем экономического анализа, отражает реальное развитие бизнеса не только по кривой жизненного цикла, но по реальной кривой, которая зачастую под влиянием множества факторов отклоняется от представлений о жизненном цикле. Динамический ряд не только отражает стадию жизненного цикла, но и проясняет все происходящие процессы и наметившиеся тенденции с учётом всех факторов в их реальном проявлении в отличие от узкого умозрительно запрограммированного рассмотрения одного фактора – кривой жизненного цикла, которая практически в чистом виде проявляется крайне редко.

Построение прогнозов развития бизнеса при комплексном подходе основывается на тех условиях и факторах, которые в наибольшей мере определяют развитие процессов, не исключая и влияние кривой жизненного цикла. И если практические прогнозы, используемые не только в теории экономического анализа, но и в практике предприятий, включая информационные технологии, например программа для прогнозирования «Project expert», зарекомендовавшая себя в практике надёжности прогнозов известнейших фирм, как правило, отличаются от S-образной кривой жизненного цикла, то это происходит не потому, что прогноз неверен, а потому, что реальная ситуация, к сожалению, отличается от идеально воображённого жизненного цикла.

Не меньшее внимание, чем теория циклов, обращает на себя вторая основополагающая составляющая так называемых «законов развития систем» в теории экономического анализа под ред. Н. П. Любушина. Такое название подаёт большие надежды, вызывает особый интерес и даже выглядит интригующе. Автор создает у читателя впечатление об их практической и теоретической значимости и о том, что до Любушина они не рассматривались. Досадно только, что и эти надежды не оправдались. При конкретном рассмотрении становится ясным, что возможность практического применения «великих законов» тоже не рассматривается авторами. Но тут авторам не следует отчаиваться. В непрактичности помпезных законов нет вины авторов. При всём уважении к Н. П. Любушину и соавторам, переход к малооперационным процессам, возрастание разнообразия являются само собой разумеющимися банальными процессам и не содержат методических рекомендаций для анализа. Указанные «законы» не дают методологии решения, алгоритма расчётов, не объясняют выбор или принятие управленческих решений в бизнесе, которые являются основными задачами экономического анализа. В общем, так называемые «законы развития и функционирования систем» не несут методологической нагрузки и не имеют методической ценности.

Но и на этом интерес к книге не исчерпан. Очень интересным выглядит ещё один вопрос: почему авторы решили, что только эти «законы» «имеют непосредственное отношение к оценке и прогнозированию поведения систем» { Любушин Н. П., Лещёва В. Б., Сучков Е. А. Теория экономического анализа: Учебно-методический комплекс / Под ред. проф. Н. П. Любушина. –М.: Юристъ, 2002. С. 35}? При таком подходе с той же научной помпезностью можно заявить о существовании множества других подобных псевдо-законов, которые тоже не выделялись обособленно предшествующими авторами теории анализа за их ненадобностью, но «которые имеют непосредственное отношение к оценке и прогнозированию поведения», функционирования и развития систем:

  • закон усиления шума;

  • закон затухания амплитуды колебаний;

  • закон увеличения потребления;

  • закон возрастания накоплений;

  • закон расширения потока покупателей;

  • закон роста взаимозаменяемости отдельных товаров на рынке;

  • закон ускорения эволюционных процессов,

  • закон замедления эволюционных процессов,

  • закон увеличения массы,

  • закон увеличения объёма;

  • закон усиления вариаций;

  • закон ослабления вариаций;

  • закон сглаживания рельефа;

  • закон усиления рельефа;

  • закон усиления яркости проявлений;

  • закон ослабления яркости проявлений;

  • закон повышения или понижения контрастности взаимодействий;

  • и далее до бесконечности можно приводить многие другие банальные закономерные процессы, которые с таким же псевдо-успехом можно назвать «законами развития и функционирования систем» и включить в «основы теории анализа», вот только зачем?

    И так из теории экономического анализа под ред. уважаемого Н. П. Любушина мы узнали о «чрезвычайной важности» некоторых «законов», но не узнали о том, как используют авторы продекламированные им «законы развития систем» в аналитических расчётах? Ответ прост – никак. Претензии авторов на изложение «вопросов, понимание которых необходимо для учёта динамики циклического развития» в данном контексте проявляются не более чем искусственно навязываемый стереотип. В разделе «Практикум по теории экономического анализа» (с. 337) в теме 2 «Законы развития и функционирования систем и их применение в экономическом анализе» приведены только заглавия. В книге нет ни одного примера использования так называемых «законов развития систем» или заданий для аналитических расчётов по использованию продекларированных законов. Они действительно лишь продекларированы. Похоже, что соавторы отдали «дань» директиве продекларированных циклов и принялись заниматься «своим делом». Но будем к ним снисходительны, нельзя же осуждать людей за невыполнение того, что практически невыполнимо и нецелесообразно.

    Не будем чересчур строгими к авторам и за то, что в соответствии с программами государственного образовательного стандарта для экономистов, темы о «циклах и вопросах для их понимания», затронутые в теории экономического анализа под ред. Н. П. Любушина, наиболее полно и по существу рассмотрены в тех дисциплинах, к которым циклы имеют непосредственное отношение. Гораздо лучше, чем в трудах уважаемого Н.П. Любушина они раскрыты в общепрофессиональных, общих гуманитарных и социально-экономических дисциплинах; особенно в дисциплине «Экономическая теория», для которой требованиями государственного образовательного стандарта к обязательному минимуму содержания основной образовательной программы подготовки экономиста предусмотрено изучать технологические уклады и «длинные волны»; теории экономического роста и экономического цикла; научный вклад М.И. Туган-Барановского в понимание экономических циклов и Н. Д. Кондратьева в понимание экономической динамики. В отличие от перечисленных авторов, в УМК под ред. уважаемого Н.П. Любушина поднятый им вопрос совершенно не раскрыт. Вместо освещения этого вопроса применительно к методам анализа, материалы о циклах, изученные в смежных дисциплинах, продублированы в теории экономического анализа под ред. уважаемого Н.П. Любушина, что является нарушением учебного процесса и учебной программы и по вполне понятным причинам не поощряется при аттестации вузов Государственной инспекцией и учебно-методическими объединениями вузов.

    Но и на этом интерес к «новой» теории анализа не исчерпан. В УМК под ред. Любушина встречается «смелое» высказывание: «До настоящего времени не выработана единая классификация применяемых методов, способов и приёмов, поэтому сгруппируем их по следующим признакам…» { Любушин Н. П., Лещёва В. Б., Сучков Е. А. Теория экономического анализа: Учебно-методический комплекс / Под ред. проф. Н. П. Любушина. –М.: Юристъ, 2002. С. 75}и далее следует «классификация». На самом деле, вопреки утверждениям Н.П. Любушина, наиболее полная классификация методов разработана и более профессионально изложена в учебнике по теории экономического анализа авторов М.И. Баканова и А.Д. Шеремета.

    Уважаемому Н.П. Любушину и его соавторам можно лишь посочувствовать в том, что их классификация методов экономического анализа, совершенно некорректна. Читатели классической теории анализа знают, что классификация явлений и процессов, а также причин и факторов, от которых они зависят, предполагает определённую группировку. Нельзя группировать явления по случайным признакам; необходимо раскрыть их политико-экономическую природу и объединять в однородные группы и подгруппы на основе тщательного изучения. Необходимо выделить особенности каждой группы. В «теории Любушина» общепринятый порядок группировки нарушен. Группировка методов, данная этими авторами, напоминает классификацию, при которой «ботинки разделяют на зимние, летние, большие, красные и тёплые».

    В общем, рассчитывая на здоровое чувство юмора авторов теории под ред. Н.П. Любушина, чтобы поднять их настроение, заметим, что история с «S-образной кривой, законами развития систем, классификацией методов анализа», представленными в их теории экономического анализа { Любушин Н. П., Лещёва В. Б., Сучков Е. А. Теория экономического анализа: Учебно-методический комплекс / Под ред. проф. Н. П. Любушина. –М.: Юристъ, 2002}, напоминает анекдот (притчу) из книги о диалектике бизнеса: «К мудрому филину прибегает маленькая мышка, жалуется на жизнь и просит помочь советом. «Тебе надо стать ёжиком», – говорит мудрый филин. «Спасибо! – восторженно отвечает маленькая мышка и убегает, но через некоторое время вдруг возвращается: «Извини, мудрый филин, ты дал замечательный совет, но как мне стать ёжиком?» «Как ты смеешь отвлекать меня мелкими вопросами, – возмутился филин, – я стратег!» { Альтшулер И. Г., Городнов А. Г. Диалектика бизнеса. Ситуации, суждения, парадоксы. Н. Новгород: ДЕКОМ, 2002. С. 260}

    В данном случае не только диалектический метод познания, но и анекдот (притча) оказываются уместными при изучении современных тенденций в развитии экономического анализа. А чтобы авторов «теории профессора Любушина» морально поддержать в их начинаниях, вспомним ещё одну весёлую детскую сказку, в которой персонаж, не заметив помпезностей, вдруг воскликнул: «А король-то голый!»

    Если обратиться к реальной практике бизнеса, то с развитием рыночных отношений, которые менее всего поддаются формализации, имеют слабоструктурируемые взаимосвязи, неопределённы по своей природе, в большей мере требуются прогнозирование не «в окрестностях точек перегиба» S-образной кривой, а в реальных окрестностях ведения бизнеса. К тому же, как отмечалось, условием получения надёжных прогнозов, достигаемых методом экстраполяции цикла, как и условием других экстраполяционных методов, является стабильность условий, или непрерывность развития, и достаточные объём и качество сведений о прошлом, что нехарактерно для рынка. Поэтому в рыночной экономике методы экстраполяции не нашли широкого применения.

    Для прояснения вопроса о формализации прогнозов обратимся к эволюции формирования методов анализа. Экономико-математические методы стали разрабатываться, когда прикладные методы классической математики были неспособны адекватно решать неформализованные, слабоструктурируемые задачи.

    Огромное значение математики в научных исследованиях несомненно. Однако в практике встречается множество ситуаций, разрешение которых требует значительно бόльшего, чем умение разрешать логические ситуации применением лишь формальных правил логики, а тем более формализацией в виде окрестностей одного из видов кривой (например, S-образной). Несмотря на богатый арсенал своих средств, формальная логика с её математическими методами (не исключая графических) не охватывает полноценно процессы движения мысли в их диалектическом взаимодействии противоположностей, противоречиях, в развитии. Математическая формализация и, особенно, заданная в виде одной из кривых, нередко приводит к односторонности, чрезмерной абстрактности, абсолютизации того или иного момента в составе целого, изъятию некоторого объекта из связи его с другими с упущением целостности контекста бытия этого объекта, который только и позволяет уяснить его суть, показывая его взаимосвязи, его роль в составе целого, в динамике этого целого.

    В этом смысле отсутствие гибкости в математическом мышлении напоминает работу радиосхемы, за пределами которой радиоприёмник закрыт для восприятия. И целостное восприятие экономики преломляется, а иногда гипертрофируется в рамках такой «схемы» при игнорировании необходимости ориентации «схемы» на решение экономических задач, а не наоборот. Эти недостатки преодолеваются диалектической логикой, которая далеко не всегда может быть выражена средствами математической науки.

    Поэтому экономико-математические методы отличаются от чистой математики определёнными допущениями неформального характера. Такие допущения особенно представлены в эвристических методах, экспертных оценках и системах, стохастических зависимостях, имитационном моделировании, теории нечётких множеств и др.

    В начале 60-х годов получила хождение фраза неизвестного автора о том, что если даже ничего в математике не изобретать, а суметь с толком использовать в экономике всё то, что уже есть в математике, то практически без капитальных затрат экономика сможет получить почти столько же, сколько дадут капиталовложения за пять лет. Впоследствии оказалось, что именно в том, как использовать математику «с толком», как придумать метод решения задачи и реализовать её на ЭВМ, и лежит главная трудность.

    Дело в том, что в физических, технических процессах действуют лишь законы развития неодушевлённой материи, в то время как в экономике, кроме физических законов, действуют законы развития природы, общества и мышления. В этом экономические процессы превосходят по сложности физические и технические в их исследовании и моделировании.

    И, как свидетельствуют исследователи, широко применяющие математику в различных науках того времени: «...основные усилия наши были направлены в экономику. Именно здесь наши усилия были наибольшими, поиски наиболее мучительными, а результаты наименее успешными» { Моисеев Н. Н. Математика ставит эксперимент. – М.: Наука. Физматлит., 1979. – С. 143}.

    До использования неформализованных методов иллюзии о том, что задачи оптимизации экономики, как бы она сложна не была, могут быть решены средствами математики, породили своеобразные термины – «оптимальный план», «оптимальное планирование». Стали говорить о соответствии оптимумов общегосударственным оптимумам и т. д. «И покатилась колесница экономико-математической науки по оптимизационной дороге – она сама по себе, а экономика сама по себе» { Моисеев Н. Н. Математика ставит эксперимент. – М.: Наука. Физматлит., 1979. – С. 136}.

    Опыт российских учёных показал:

    1. Составить целевую функцию даже для небольшого производственного организма отнюдь не просто.

    2. Экономикой управляют не только планы, но и механизмы – система обратных связей, которые далеко не всегда поддаются формализации. И исследователи, особенно недостаточно образованные в экономике или недостаточно понимающие суть экономических отношений, не обладающие экономическим мышлением, диалектикой экономических процессов, без осознания её принципов, законов, недостаточно учитывают эти механизмы при моделировании и планировании. Но именно эти законы и механизмы определяют состояние и развитие экономических систем. Исследователи убедились, что незнание и неучет реальных экономических механизмов может зачеркнуть любые усилия.

    Поэтому в экономическом анализе вместо математических появились экономико-математические методы, означающие отступление от классической математики, в том числе эвристические методы, экспертные, имитационное моделирование, теория нечётких множеств, теория катастроф и др. ЭММ стали подразделять по признаку оптимальности на оптимизационные и неоптимизационные.

    К группе оптимизационных относят те методы, которые позволяют искать решение по заданному критерию оптимальности.

    Неоптимизационные задачи решаются без критерия оптимальности.

    Кроме того, критерий оптимальности в экономическом анализе, в отличие от математики, необязательно должен быть выражен конкретной величиной. Например, синхронизация денежных потоков, как правило, не задаётся размером. Оптимизация товарных запасов в стратегическом аспекте тоже не всегда может быть исчислена, но при условии учёта товародвижения в режиме реального времени текущее определение запасов возможно в процессе движения товаров, либо возможно воспроизведение оптимального для данного случая товарного остатка в результате имитационного моделирования: поставки – товарные запасы – продажи. И здесь критерий – минимум остатков, достаточный для исключения затоваривания или дефицита. Аналитическим расчётам присущ также критерий – максимум прибыли.

    Точное решение не является достаточным условием правильности решения. Можно представить точное решение, но при этом решать не то, что следует, либо не так, как нужно, или применять модель, неадекватную реальным моделируемым процессам. Поэтому по признаку точности правильные решения ЭММ делятся на точные и приближённые. Если алгоритм метода позволяет получить только единственное решение, то данный метод относят к группе точных. В случае, когда при поиске решения используется стохастическая информация и решение задачи можно получить с некоторой степенью точности (вероятностью), этот метод относят к группе приближённых. К приближённым относят и такие методы, при применении которых не гарантируется получение единственного решения по заданному критерию.

    С развитием информационных систем и технологий всё более востребованным становится имитационное моделирование, составляющее основу (экспертных) интеллектуальных систем. Такие системы формируют базу знаний в анализе и управлении бизнесом, образующих искусственный интеллект. Подробнее об этом сказано в статье { Чернов В. А. Имитационное моделирование и экспертные системы в инновационной деятельности организации // Инновации. М. 2000. № 1-2} и монографии { Чернов В. А. Управленческий учёт и анализ коммерческой деятельности / Под ред. М. И. Баканова. М.: Финансы и статистика, 2001. С. 73-98}.

    В настоящее время набирает силу тенденция развития ещё одного типа идей моделирования неформализуемых, слабоструктурируемых процессов, неопределённостей – теории нечётких множеств, которые тоже используются в имитационном моделировании.

    В методах, основанных на нечётких множествах, вместо формирования точечных вероятностных оценок задают расчетный коридор значений прогнозируемых параметров; задают определенный интервал достоверности (уровня принадлежности) алгебраическим операциям с обычными числами; применяют некоторые допущения типа «значение переменной примерно равно а», привлекают экспертов для оценки ожидаемого результата (эффекта) со своим расчетным разбросом (степенью нечёткости) и т. д.

    В теории нечётких множеств находят применение так называемые квазимножества, характеристическая функция которых может реализовываться любыми способами, средствами, формами. В квазимножествах используют понятие «лингвистические переменные» – качественные характеристики типа красное, жёлтое, старый, сильный, слабый, умный и т. д., то есть характеристики, не имеющие количественных соотношений упорядоченности. В них допускается употребление лингвистических сравнений (более красное, менее красное, сильный, сильнее). Таким образом, формируется некий аппарат, способный объединить формальные и неформальные методы анализа, аппарат гибкий, позволяющий делать то, на что классические методы неспособны.

    Впоследствии эти подходы превратились в стройную теорию лингвистических переменных, которая содержит, помимо общих фактов, также и целый ряд приёмов решения прикладных задач, содержащих неопределённости {Заде Л. Лингвистические переменные. М.: Мир, 1975.}. Формально эти подходы напоминают введение интуитивных вероятностей и могут рассматриваться как своеобразные методы обработки экспертных оценок.

    В контексте реальных процессов в практической экономике и экономической науке возврат к формализации, а тем более к ограничению одним из видов кривой (например, S-образной кривой и её окрестностям или любой другой кривой или прямой), вырванной из контекста её взаимодействия с другими факторами и законами, – это возврат к ошибкам, которые были вскрыты учёными и практиками в многолетнем опыте с историей развития методов экономического анализа. «Не надо переоценивать силу формализации – ощущение внешней и внутренней среды зачастую нельзя формализовать (цифры, ещё раз повторим, могут и навредить, если они главный и единственный инструмент управления, если они блокируют слабые сигналы и новые идеи)» { Альтшулер И. Г., Городнов А. Г. Диалектика бизнеса. Ситуации, суждения, парадоксы. Н. Новгород: ДЕКОМ, 2002. С. 260}.

    Контактный телефон:
    +7 (8312) 59-18-41
    Адрес для связи: 603016,
    г. Нижний Новгород,
    ул. Лескова, д. 10, кв. 6
    E-mail: Chernov@lunn.sci-nnov.ru

     

     

     


    Все права на материалы, находящиеся на сайте auditfin.com, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При любом использовании материалов сайта необходимо указать auditfin.com в качестве источника (hyperlink). Свидетельство СМИ ПИ №ФС77-18880 от 22.11.04 г.