8. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

8.1. Замечания В.А. Чернова на статью Н.П. Любушина «Анализ финансового состояния коммерческой деятельности»

Главному редактору журнала
«Аудит и финансовый анализ»
Чистякову Ю.В.
от Чернова В.А.,
проживающего: 603016,
г. Нижний Новгород,
ул. Лескова, д. 10, кв. 6
Е-mail: Chernov®lunn.sci-nnov.ru
тел. 8+ (8312) 59-18-41

Уважаемый Юрий Всеволодович!

Ознакомившись с номером № 3'2003 журнала «Аудит и финансовый анализ», пришёл к выводу о необходимости довести до Вас своё мнение о прочитанном. Публикации журнала «Аудит и финансовый анализ» всегда оставляют положительное впечатление. Они отличаются высокой квалификацией авторов статей. Во множестве номеров журнала на протяжении ряда лет печатаются известные учёные и авторитетные практические работники. Журнал открыт и для начинающих авторов, представляющих интересные, важные научные и практические разработки по тематике издания. В нём издаются работы растущих учёных и практиков бизнеса. Одно из существенных преимуществ журнала — большие объёмы публикуемых работ, что особенно удобно для читателя с точки зрения объёма, полноты и подробности изложения. Большие публикации позволяют читателю полноценно изучить материал, не прибегая к дополнительным источникам. В номерах регулярно освещаются новейшие разработки и направления в анализе, контроле и управлении финансами. Редакционная коллегия представлена ведущими учёными, известными в стране и за рубежом, практиками высокого уровня. Публикации на английском языке обеспечивают доступность журнала для читателей всего мира. Указанные обстоятельства делают журнал значимым для читателя, авторитетным в научной среде и в бизнесе.

К некоторому удивлению противоположностью всему сказанному явилась работа в № 3'2003 С. 10-22: Н.П. Любушин «Анализ финансового состояния коммерческой деятельности». Об этом труде, к сожалению, не скажешь того, что отмечено выше.

…{ Не приводится текст, содержащий неконструктивную критику (прим. ред.)}

Непрофессиональное изложение начинается с высказывание о показателях: «Анализ финансового состояния основывается главным образом на относительных показателях, так как абсолютные показатели баланса в условиях инфляции сложно привести к сопоставимому виду. Относительные показатели финансового состояния организации можно сравнить» (с. 10). Данное высказывание свидетельствует о незнании автором назначения абсолютных и относительных показателей.

Дело в том, что система экономических показателей, их назначение и другие элементарные основополагающие понятия доступно раскрыты в курсах общеобразовательных дисциплин: экономики, статистики, теории экономического анализа. Из этих курсов известно, что относительные показатели отражают соотношения абсолютных показателей по времени, структуре, интенсивности. Статические относительные показатели, прежде всего, используют для количественного измерения качественного состава (структуры) того или иного объекта исследования, интенсивности деятельности (рентабельность, фондоотдача, оборачиваемость, производительность труда и др.), на что не пригодны абсолютные показатели, как при инфляции, так и без неё. В этом основное назначение относительных показателей, а не в том, что «...абсолютные показатели баланса в условиях инфляции сложно привести к сопоставимому виду. Относительные показатели финансового состояния организации можно сравнить», чем автор вводит читателя в заблуждение.

Кроме того, относительные показатели, выражающие динамику, в условиях инфляции сами по себе не сопоставимы. Например, в расчёте таких относительных показателей, как индексы, темпы роста, темпы прироста используют абсолютные показатели из разных периодов, что требует их приведения к сопоставимому виду. Следовательно, относительные показатели, измеряющие динамику величин, сами по себе не решают вопроса сопоставимости вопреки мнению Н.П. Любушина.

В дополнение к сказанному, несмотря на то, что Николаю Петровичу почему-то «... сложно привести к сопоставимому виду» абсолютные показатели, этого все же требуют законодательные нормативные акты при составлении бухгалтерской отчётности по данным не менее двух периодов.

Во-первых, в соответствии с п. 10 ПБУ 4/99 Приказа Минфина РФ от 6 июля 1999 г. № 43н «По каждому числовому показателю бухгалтерской отчетности......должны быть приведены данные минимум за два года — отчетный и предшествующий отчетному». В п. 5 Указаний о порядке составления и представления бухгалтерской отчетности, утвержденных Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13 января 2000 г. № 4н. говорится: «Если организация принимает решение в представляемой бухгалтерской отчетности раскрывать по каждому числовому показателю данные более чем за два года (три и более), то организацией обеспечивается при разработке, принятии и изготовлении бланков форм достаточное количество граф (строк), необходимых для такого раскрытия».

Во-вторых, в п. 10 ПБУ 4/99 указано: «Если данные за период, предшествующий отчетному, несопоставимы с данными за отчетный период, то первые из названных данных подлежат корректировке, исходя из правил, установленных нормативными актами по бухгалтерскому учету. Каждая существенная корректировка должна быть раскрыта в пояснениях к бухгалтерскому балансу и отчету о прибылях и убытках вместе с указанием причин, вызвавших эту корректировку».

Автору следовало бы знать об этом или уметь пользоваться сопоставимыми данными из бухгалтерской отчётности.

Далее в статье говорится о том, что в анализе «...необходимо решать следующие задачи...» (с. 10). Но ни одна из поставленных задач в работе, к сожалению, не выполнена. Отсутствуют даже рекомендации по выполнению указанных задач.

В статье неверно построена классификация. На с. 11 выделены шесть основных направлений анализа, но в них не учтена взаимосвязь горизонтального и трендового анализа. Ведь трендовый анализ, по сути, является разновидностью уже отмеченного автором в его классификации горизонтального (временного) анализа. Налицо тавтология. Кроме этого факторный анализ не принято рассматривать в составе сравнительного анализа, как это ошибочно допущено в статье (с. 11).

Несмотря на то, что автором заявлены: трендовый анализ, сравнительный анализ как основные направления, они ни в коей мере не рассматриваются в работе в качестве основных.

… { Не приводится текст, содержащий неконструктивную критику (прим. ред.)}

В тексте предпринята попытка раскрыть понятия «платежеспособность» и «оплатность» (с. 15). Причём, по словам автора, «...при оценке несостоятельности используются всего два критерия — недостаточность имущества для оплаты задолженности (неоплатность) или платёжная неспособность, т. е. неспособность должника к платежам». Где же здесь выделение двух критериев среди равнозначных в данном контексте выражений: «недостаточность имущества для оплаты задолженности» и «платёжная неспособность» (с союзом «или» между ними по тексту)? Что весьма странно и неоправданно. Внятные разграничения между ними отсутствуют. В следующем подразделе «Оценка оплатности (кредитоспособности) организации» (с. 15) даётся определение понятию «платность». «Оплатность характеризуется имеющейся у организации возможностью погашать свои обязательства за счёт имеющихся активов». Из данных автором определений буквально следует, что «платежеспособность» и «оплатность» тождественные понятия, если конечно автор признаёт, что неспособность должника к платежам обусловлена ликвидностью активов. Но тогда совершенно не оправдано использование «платежеспособности» и «оплатности» в качестве различных критериев в табл. 6 (с. 16).

На с. 17 приведено утверждение, что наряду с ликвидностью, при оценке кредитоспособности анализируются: 1) отношение объёма реализации к чистым текущим активами, 2) отношение объёма реализации к собственному капиталу. На самом деле это показатели оборачиваемости, их влияние на кредитоспособность, как и влияние ряда других показателей эффективности опосредствовано. Оборачиваемость, как известно, используют при оценке деловой активности, эффективности, финансовой устойчивости, а не кредитоспособности, как ошибочно утверждает автор. И если банк при выдаче кредита сочтёт нужным оценить деловую активность и эффективность деятельности предприятия, то рассматривает их не как показатели кредитоспособности, а как индикаторы финансовой устойчивости, от которых в перспективе зависит стабильность и надёжность клиента.

На этой же странице выражено мнение: «При оценке стоимости собственного капитала рекомендуется уменьшить его на величину нематериальных активов, которые практически ничего бы не стоили, например, при вынужденной ликвидации или реорганизации предприятия». Это мнение тоже не соответствует действительности. Современные программные продукты, технологии, know how, лицензии, составляющие нематериальные активы, стоят многого на рынке, особенно при активно развивающемся франчайзинге, возрастающем значении и всё более широком распространении информационных технологий.

В конце с. 17 и начале с. 18 сказано, что отношение краткосрочной задолженности к собственному капиталу показывает долю краткосрочной задолженности в собственном капитале предприятия. И это верно, но далее: «Если краткосрочная задолженность в несколько раз меньше собственного капитала, то можно расплатиться со всеми кредиторами полностью» (с. 18). На самом деле по правилам начальной арифметики во сколько раз краткосрочная задолженность меньше собственного капитала определяется обратным соотношением (делением собственного капитала на краткосрочную задолженность), а не тем которое приведено в статье.

Вызывает возражение и такая фраза: «На практике существуют первоочередные кредиторы, долги которым должны быть оплачены прежде, чем предъявят претензии остальные кредиторы» (с. 18). Исходя из нормативных актов и договоров о погашении задолженности, первоочередные (наиболее срочные) долги оплачивают прежде, чем оплатят менее срочные обязательства, ориентируясь на сроки погашения и регламентируемую очерёдность, а не на претензии «остальных кредиторов», как высказался автор.

В продолжение разбора арифметических расчётов обращает на себя внимание высказывание об отношении дебиторской задолженности к выручке от реализации. По мнению автора: «...отношение 1:4 означает четырёх месячный срок погашения дебиторской задолженности» (с. 18). Если в расчёте используется выручка за месяц, отношение 1:4, при всём уважении к автору, означает погашение дебиторской задолженности за 1/4 месяца, а не за 4 месяца.

Есть и такое утверждение: «В идеальном случае наилучшим способом повышения кредитоспособности явился бы рост объёма реализации» — что само по себе правильно, но далее: «при одновременном снижении чистых текущих активов, собственного капитала и дебиторской задолженности» (с. 18). Утверждение о том, что снижение собственного капитала может быть наилучшим способом повышения кредитоспособности весьма неожиданно и в корне неверно. Снижение уровня собственного капитала в отношении к объёму реализации (относительное снижение) может повышать кредитоспособность, но оно ещё не означает абсолютного снижения собственного капитала. Собственный капитал при этом не обязательно должен уменьшаться, он может сохраняться и даже возрастать вопреки мнению автора. Для кредитоспособности важно, чтобы больше продаж приходилось на единицу собственного капитала, а не то, чтобы собственного капитала стало меньше при росте продаж, как выразился Николай Петрович.

В расчёт собственных оборотных средств СОС неуместно включать заёмный капитал в виде долгосрочных пассивов ДП (т. е. раздел IV баланса), что допущено на с. 19:

СОС=СК+ДП-BA=(III+IV — I).

Приведённое выражение противоречит не только существующим правилам, но и утверждениям автора, согласно которым: «По степени принадлежности используемый капитал подразделяется на собственный (III раздел баланса) и заёмный (IV и V разделы баланса)» (с. 14). При всём уважении к мнению автора, заёмный капитал все же не относится к собственным средствам.

Отсюда неверен и расчёт коэффициента обеспеченности собственными средствами, который «...показывает, какая часть собственного капитала используется для финансирования текущей деятельности, т. е. вложена в оборотные средства» (с. 18). Данный расчёт неверен по той же причине, в нём в состав собственных оборотных средств СОС включены заёмные средства.

И уж совсем неприемлемо то, что, излагая методику анализа, основанную на данных бухгалтерского баланса, …2 в равенстве, означающем неустойчивое (предкризисное) состояние, к COC прибавляются резервный фонд, фонд накопления в составе . Это означает, что к собственным оборотным средствам СОС из раздела III баланса, в который входит резервный фонд (капитал) и нераспределённая прибыль как источник фонда накопления, ещё раз прибавляются: резервный фонд, фонд накопления (с. 19):

,

т. е. допускается повторный счёт, что делает расчёт неверным.

В разделе 5 «Анализ финансового состояния организаций (по методике ФСФО РФ)» …2 отдельные выражения лишены смысла. Снижение коэффициента покрытия текущих обязательств оборотными активами не является достаточным условием (а значит, не является свидетельством) роста убытков организации, вопреки утверждению автора на с. 20.

Неверно и то, что коэффициент обеспеченности оборотными средствами, исчисляемый делением оборотных активов на среднемесячную выручку, характеризует объём оборотных активов, выраженный в среднемесячных доходах организации. На самом деле он показывает относительный уровень оборотных активов в отношении к выручке, а не «объём......в ...доходах», как утверждает автор.

… { Не приводится текст, содержащий комментарии автора письма, оскорбительные для автора критикуемой работы (прим. ред.)}

С уважением.

Канд. экономических наук, доц. кафедры экономики и финансов Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. А. Добролюбова
В.А. Чернов
07.10.03

Все права на материалы, находящиеся на сайте auditfin.com, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При любом использовании материалов сайта необходимо указать auditfin.com в качестве источника (hyperlink). Свидетельство СМИ ПИ №ФС77-18880 от 22.11.04 г.